+7 (4822)33-14-96
33-14-97
33-14-98

Альбина Лашкевич: Люди мне верят 20 лет

01.02.2010

Юридический концерн «Априори» в своей сфере деятельности известнейшее предприятие региона. Его лидирующие позиции неоспоримы в течение ряда лет. Специализация концерна – комплексное сопровождение бизнеса, оказание услуг в сфере корпоративного, жилищного и семейного права - всегда востребованы в кругу тверской и столичной бизнес элиты. К большинству серьезных людей давно пришло понимание, что в наше время невозможно вести бизнес, не имея высококвалифицированного юриста, специалиста по смежным областям права. Таким надежным советчиком или, выражаясь точнее, бизнес-адвокатом для ряда тверских бизнесменов является создатель и президент юридического концерна «Априори» Альбина ЛАШКЕВИЧ. Время – лучший критерий успеха, считает Альбина Валентиновна. Ее детище выдержало испытание временем, а оно, как все помнят, простым никогда не было. В нынешнем году концерну «Априори» исполняется двадцать лет – серьезная дата для работы в столь сложном бизнесе, как оказание юридических услуг. В канун юбилея фирмы Альбина Лашкевич рассказала журналу «Реноме» о деятельности своего предприятия.

– Альбина Валентиновна, Вы создали «Априори» в далеком уже 1990 году. С чего начинался будущий концерн?

– В 1990 году я только-только закончила юридический факультет университета, была молодым специалистом. Времена уже стали меняться, в стране, тогда еще советской, вовсю создавались кооперативы, поощрялась частная инициатива. Я подумала, что можно не искать работу, а создать свое предприятие по оказанию юридических услуг. Приняла на работу одного сотрудника, второго, третьего: Сейчас наша фирма разрослась до 25 человек. В штате аудиторы, оценщики, юристы, финансисты. Все – специалисты высокой квалификации.

– Что на момент создания было для Вас самым трудным?

– Особенно трудно мне не было никогда, так как я обычно намечаю цель и уверенно иду к ней. Я решила создать концерн и стала осуществлять свое решение. Не могу сказать, что ступать приходилось исключительно по розам. Мы пережили очень много разного. Были и криминальные наезды, и политические разборки, и бесконечные проверки нашей деятельности, но мы все выдержали. Все что не убивает– делает нас сильнее. И мы стали сильными. За прошедшие двадцать лет многое изменилось вокруг нас, жизнь, и законодательство стремительно меняется. Сейчас мы живем совсем в другой стране, чем двадцать лет назад.

– Название фирмы выбрано со смыслом?

– С философским смыслом. Термин «априори» ввел Иммануил Кант. Он трактуется как истина, не требующая проверки, подтверждения. Априори – то, что дано нам как истина, и не подвергается сомнению.

– Был ли у Вас при создании концерна какой-то пример, ориентир, может быть зарубежный?

– Примеров быть не могло. В России, тогда еще Советском Союзе, ничего подобного не было, а работать по зарубежным образцам в нашей стране невозможно, поэтому у «Априори» свой собственный путь. У меня в голове сложился некий план действий, и я работала в направлении его реализации. Главное, что спрос на юридические услуги в нашей стране был всегда.

– Вы называете себя бизнес-адвокатом. Что это такое?

– Бизнес-адвокат – это высший пилотаж юридической работы. Мы решаем дела клиентов непроцессуальными путями, то есть не в суде, а по-другому.

– Не в суде, но ведь не по понятиям?

– Конечно же, нет. По понятиям решают дела не юристы. Моя практика показывает, что можно решить любой конфликт, добиться любой цели, минуя рассмотрение в судебных инстанциях. Например, заключить мировое соглашение. Есть и другие способы.

– Как к Вам пришло понимание такой работы? Вряд ли этому учат в университете.

– В университете ничему такому, разумеется, не учат. Понимание сути работы пришло с опытом. Но одного опыта здесь недостаточно. Нужны и другие качества. Бизнес-адвокат должен быть и психологом, и артистом. Нужно также большое мужество. Ситуации бывают разные. Ты идешь защищать людей и понимаешь, что на них могут наехать и силовые структуры, и криминальные. Точно также наехать могут и на тебя. Надо уметь маневрировать, отстаивать свою позицию, быть очень сильным человеком и духом, и здоровьем. А главное – ничего не бояться, если уж ты заявил себя бизнес-адвокатом. Ведь тебе верят люди.

– Есть ли дела, которыми Вы особенно гордитесь?

– Есть, но я не могу рассказать о них. Мои клиенты в подавляющем большинстве не желают, чтобы об их проблемах знали окружающие. По-другому, к сожалению, в нашей профессии никак нельзя.

– Если бы Вы могли развесить по стенам офиса фотографии своих клиентов, как бы выглядел Ваш кабинет?

– Свободного места здесь осталось бы совсем немного. Стены украшали бы лица многих известных людей.

– У Вас очень красивый офис…

– Это моя принципиальная позиция с самого начала работы. Считаю, что приемная адвоката должна вызывать чувство надежности. Человек пришел, увидел, как все красиво и почувствовал, что здесь ему непременно помогут.

– А случается так, что Вы не можете помочь?

– Все решается в первую нашу встречу. Я выслушиваю клиента и в течение минуты-двух принимаю решение и предлагаю схему работу. Дальше – детали.

– С какими основными проблемами к Вам приходят клиенты?

– Проблемы у всех разные. В том числе и с налоговой инспекцией, УБЭПом, с проверками. Они неизбежно возникают практически у всех через год-два-три после начала работы. Многие бизнесмены даже не догадываются о том, что нарушают закон. Мы решаем эти проблемы и объясняем, как жить, не нарушая законы, как можно сохранять свою собственность. Ведь мало стать ее обладателем, не менее важно ее сохранить. Не случайно так много было попыток рейдерских захватов предприятий. А ведь большую часть подобных проблем можно было избежать еще на стадии регистрации предприятия. Я знаю, как это сделать.

– Вы сказали, что решаете проблемы клиентов исключительно в рамках закона. Но, наверное, время от времени возникает соблазн слегка раздвинуть эти рамки?

– Как юрист я хорошо понимаю, что никогда нельзя переходить грань между гражданскими и уголовными правоотношениями. Мы гордимся тем, что в отличие от некоторых других юридических фирм никогда не используем ни черные, ни серые схемы, не подставляем ни себя, ни своих клиентов. Для меня это принципиальнейший момент работы.

– В Вашем бизнесе большая конкуренция?

– В сфере оказания юридических услуг работают многие, но без ложной скромности могу сказать, что специалистов моего уровня в нашем городе нет. Среди моих клиентов есть очень и очень известные люди и не только из Твери. Если ко мне приезжают консультироваться бизнесмены из столиц, значит, я чего-то стою. А конкуренты всегда есть. Постоянно распускают про меня и «Априори» грязные слухи, что якобы фирму «Априори» закрыли, Лашкевич сидит в тюрьме, то в Америку меня отправляют на ПМЖ. Кому- то я очень мешаю, видимо.

– А Вы не думали открыть офис вне Твери?

– Мы открывали офис в Москве еще в 1998 году, после дефолта, когда в Твери бизнес пошел на спад. Дела шли достаточно успешно, но я поняла, что жить в Москве не могу и не хочу. В столице все по-другому. Мне гораздо удобнее, находясь в Твери, консультировать москвичей и петербуржцев. Тем не менее, мы сейчас открываем представительство в Москве.

– Остается ли у Вас время на какие-то увлечения, хобби?

– К счастью, остается. Я очень люблю вязать, с удовольствием готовлю, стараясь изобретать новые блюда. Очень люблю стихи – и читать, и сочинять. В юности я долго размышляла, кем мне стать. Одно время колебалась между театром и юриспруденцией. Профессия актрисы слишком зависимая, а я человек независимый, поэтому я выбрала юридический факультет и никогда о своем выборе не жалела. Я свою работу люблю, но замыкаться в стенах офиса не считаю необходимым. Мир полон разнообразия, и не хочется себя ограничивать только работой, сколь интересной и любимой она ни была бы.

– Желаем Вам успехов в Вашей деятельности.

Беседовала Марина Шандарова

Назад